Мэрилин мэнсон о своем макияже


Мэрилин мэнсон о своем макияже
Мэрилин мэнсон о своем макияже
Мэрилин мэнсон о своем макияже
Мэрилин мэнсон о своем макияже
Мэрилин мэнсон о своем макияже

This is a translation.
For the original article, click here.

Bookmark and ShareBookmark and Share

«ДЕГЕНЕРАТИВНОЕ» ИСКУССТВО И ФАШИЗМ


Все текстовые и другие элементы сайта защищены авторскими правами © Nick Kushner, если не указано иное.
Переведено Екатериной Денисовой, Marilyn Manson VK Support Club.

Вы будете называть «дегенератом» меня, но я не позволю заклеймить «дегенеративным» мое искусство.

Мэрилин Мэнсон, февраль 2003.

 

 

Главной темой The Golden Age Of Grotesque стал своеобразный «взгляд назад», в прошлое, попытка во всей красе представить слушателю те исторические эпохи и течения в искусстве (в большинстве своем, считавшиеся гротескными, декадентными и развратными), которые повлияли на альбом и его создателя. Одним из таких «влияний», которое смело можно назвать наиболее примечательным как в истории, так и в контексте The Golden Age Of Grotesque, является творчество немецких художников 1930-х годов, которое, набирающая обороты нацистская партия, окрестила «дегенеративным». И хотя это не всегда выражалось так явно, но мотив дихотомии и непрекращаемой битвы между цензурой и самовыражением всегда оставался доминантным в творчестве Мэнсона. Эта тема не теряет актуальности и в современной Америке. Хотя, на сегодняшний день свободное искусство запретить невозможно (ну, по крайней мере, это не очень часто удается), вопрос о подавлении новых, свежих, и прогрессивных идей в творчестве и экспрессии воистину стоит ребром. Если цензура не в состоянии что-то запретить, то это что-то тут же попадает под пресс устоявшихся социальных стандартов красоты и уродства (а они порой бывают страшнее самой цензуры). Именно против них все время борется Мэнсон.

Каталог выставки «Дегенеративного Искусства» в нацистской Германии. Готфрид Хельнвайн , «God as Baron I».

В Германии, равно как и во всей Европе, после Первой Мировой, растущая апатия молодежи и сильнейшее разочарование в правительстве, предавшем свой народ и ввергнувшем его, в едва ли не самую ужасную войну за всю историю человечества, послужило предпосылкой для зарождения, пожалуй, самого прогрессивного движения, которое когда-либо знавал мир искусства. Молодежь, которой доводилось мириться с чувством разочарования и апатии, обернула эту ярость, эту скуку и тоску себе на пользу, и произвела на свет кубизм, дадаизм, сюрреализм и экспрессионизм. Все было совершенно иначе, чем сейчас рассказывают в школах: искусство для них было чем-то реальным, осязаемым, чем-то, что меняло их жизнь, это был побег, а для некоторых, это был единственный способ остаться вменяемым. Практически весь цивилизованный мир после войны находился в состоянии беспорядка и замешательства, и не удивительно, что искусство выражало общее настроение того времени. Оно, с такими его провокационными течениями как дадаизм, стало уродливым, стало шокирующим; искусство стало местью творца миру, который сбил его с ног и привел в заблуждение; его уродство и жестокость лишь отражали деградацию общества вокруг.

Входной билет на выставку «Дегенеративного Искусства». Открытье музея «Дегенеративного Искусства».

Но далеко не каждый был в состоянии найти спасение в искусстве, ведь не все ценили ту жестокую и гротескную реальность, которую оно предлагало. И хотя художникам удалось во всей красе изобразить общество и спасти себя, они, однако, были не в силах спасти плебейские народные массы, нуждавшиеся в конкретном и немедленном решении. Мировая экономика буквально катилась ко всем чертям (как это было во времена Великой Депрессии), деньги обесценились настолько, что стали в один ряд с обоями и туалетной бумагой. Когда нацисты, путем шантажа и террора, наконец, пришли к власти, было обещано, что все подобные проблемы в Германии будут раз и навсегда решены, а сама она превратится в великую империю, что собственно, и произошло. Правительство начало активно возрождать все «чистое» и патриотично-арийское, в то время как любая вещь, которая не прославляла Фатерлянд, тут же признавалась антигерманской, и была демонизирована, высмеяна и раскритикована. Наиболее печально известными фактами в этом плане, конечно же, являются публичные сжигания антигерманских книг и массовые преследования евреев. Но наравне с этим имело место и притеснение искусства и экспрессионизма.

«Убийство Убийцы», акварель Отто Дикса. «Кукла» (La Poupee), Ханс Беллмер, 1934 год.

Вскоре после прихода Гитлера к власти и возрождения нацистами немецкого патриотизма, началось притеснения искусства, сферы развлечений, и преследования всех тех, кто принимал в этом участие. Большинство прогрессивных произведений искусства были признаны «дегенеративными» и конфискованы, а затем проданы, сожжены или собраны в специальные выставки, призванные высмеивать эти творения, которые стали известны как Музеи «Дегенеративного Искусства». К ним относились работы таких художников как Сальвадор Дали, Пабло Пикассо, Пауль Клее, Макс Эрнст, Эдвард Мунк, и два наиболее примечательных, как для эпохи, так и для нашей статьи – Отто Дикс и Жорж Грос. Эти переносные «музеи» были одними из величайших и наиболее прогрессивных выставок, которые когда-либо видел мир, но вместо заслуженной похвалы в их адрес сыпались только издевательства и насмешки. Картины продавали с молотка прямо на выставках, всячески уродовали, специально вешали косо и беспорядочно.

Элемент Стены Дадаизма на одной из выставок «дегенеративного» искусства. Коллекция конфискованного нацистами «дегенеративного» искусства.

Именно отсюда термин «МРАКОИЛЛЮМИНАТЫ НИЗКОГО ИСКУССТВА» пришел в лирику Мэнсона. НИЗКОЕ ИСКУССТВО, вероятно, является синонимом к «Дегенеративному», и этот образ целенаправленно используется Мэнсоном ради защиты прав экспрессионизма, заранее себя демонизируя, он дает возможность отдохнуть заядлым критикам, и всем прочим людям, способным лишь осуждать, то чего не понимают. Ну а «МРАКОИЛЛЮМИНАТЫ» – это умелая игра слов, где приставка «мрак» соединяется со словом «иллюминаты¹». В этом контексте Мэнсон изображается как некто темный, зловещий, сеющий кругом одни страдания, но делающий это столь насмешливо и саркастично, что это доставляет лишь удовольствие и себе, и всем, кого касается это «искусство».

¹Иллюминаты (просвещённые) — общее название нескольких тайных групп, современных и исторических, реально существовавших и фиктивных, раскрытых или предполагаемых. Обычно использование данного термина предполагает наличие зловещей организации заговорщиков, которая стремится управлять мировыми делами негласно, изменив существующий порядок в своих целях.

...МРАКОИЛЛЮМИНАТЫ НИЗКОГО ИСКУССТВА, мы вгоняем вас в депрессию.

Мэнсон, опускающийся на сцену на треугольной платформе-подъемнике во время «Theater» – вступления к Гротеск Бурлеск туру. Пирамида и Всевидящее Око в треугольнике, по мнению некоторых, это может являться скрытым символом тайных обществ, стремящихся к Мировому Господству. Blackface

БЛЭКФЕЙС


Все наше творчество имеет очень много уровней, а что касается Микки… ну, фашистское правительство [Германии 1930-х годов] считало «дегенеративным» и его тоже. В Америке он символизирует гораздо больше. Но это всего лишь обрывки воображения, не более и не менее.

Мэрилин Мэнсон
февраль 2003

На фото внутри буклета «The Golden Age Of Grotesque» Мэнсон изображен в макияже, больше известном под названием «блэкфейс». Блэкфейс был разновидностью театрального грима, который использовался в ранних водевилях и американском театре. Поскольку неграм не разрешалось участвовать в представлениях, белым актерам приходилось закрашивать лицо черной краской, оставляя белые круги вокруг рта и в некоторых случаях глаз. Собственно, это было аналогично Шекспировскому театру, где мужчины играли женские роли и выходили на сцену в женских костюмах, поскольку женщинам было запрещено играть в спектаклях. Кстати, в японском театре этот запрет актуален до сих пор.

На фото внутри буклета «The Golden Age Of Grotesque» Мэнсон изображен в макияже, больше известном под названием «блэкфейс». Блэкфейс был разновидностью театрального грима, который использовался в ранних водевилях и американском театре. Поскольку неграм не разрешалось участвовать в представлениях, белым актерам приходилось закрашивать лицо черной краской, оставляя белые круги вокруг рта и в некоторых случаях глаз. Собственно, это было аналогично Шекспировскому театру, где мужчины играли женские роли и выходили на сцену в женских костюмах, поскольку женщинам было запрещено играть в спектаклях. Кстати, в японском театре этот запрет актуален до сих пор.

Давайте еще раз вернемся к цитате Мэнсона «Вы будете называть «дегенератом» меня, но я не позволю заклеймить «дегенеративным» мое искусство». Слово «дегенеративный» в этом контексте, как вы уже догадались, употребляется не в прямом значении чего-то вырожденного, а скорее, как аналогия к нацистским музеям «Дегенеративного Искусства». Экспонаты этих музеев являлись одними из величайших и прогрессивнейших произведений, которые когда-либо выставлялись, но были раскритикованы и унизительно прозваны «дегенеративными», потому что власти укоренили в обществе фашистскую мораль и понятия о красоте. А теперь, вспомните, как сам Мэнсон борется против самоустановившегося в обществе «Фашизма Красоты», которому люди охотно следуют, даже не задумываясь. Как глядя в зеркало, он ни капельки не заботясь о фашистских стандартах общества, с издевкой любуется своей «дегенеративной» красотой.

Использование блэкфейса в ранних водевилях на примере Эла Джолсона. Фото Мэнсона, сделанное Хельнвайном.

До Гражданской Войны и отмены рабства в США, существовала такая форма развлечения как менестрель-шоу. Эти менестрель-шоу появились в 1828 году и были популярны в 1841-1870 годах. Для участия в них, белые актеры красили лица жженой пробкой. Подобный макияж вскоре приобрел название «блэкфейс». Менестрели выходили на сцену и имитировали «колхозную» жизнь рабов на южных плантациях. Это делалось с помощью музыки, песен, танцев и актерской игры. И хотя, на сегодняшний день, подобные представления расценивались бы как расовая дискриминация и унижение человеческого достоинства, в средине 1800-х они были весьма популярны среди белого населения. После Гражданской Войны, менестрель-шоу потеряли свою популярность, но некоторые элементы этого действа, включая черный макияж, закрепились в водевиле. Это привело к тому, что даже афроамериканские актеры, стали пользоваться блэкфейсом, дабы не нарушать установившуюся традицию. Таким образом, белые зрители, которые, как правило, в жизни не встречали настоящих негров, не видели разницы между белыми артистами в черном макияже, афроамериканцами и афроамериканцами в блэкфейсе.

LazerVaudeville.com Рекламные фотографии Мэнсона, изготовленные Хельнвайном.

Мне не разрешили поместить изображения на обложке альбома! Мы вообще не планировали, использовать их для оформления. Изначально это было просто сотрудничество между мной и Готфридом, а идея про обложку пришла гораздо позже, ведь The Golden Age of Grotesque,был для нас больше чем просто альбомом. Альбом сам по себе очень ограничен нехваткой времени, пространства и цензурой. Мы решили разместить мои фото с черными и белыми ушами на передней и задней сторонах обложки.
Мне кажется, черное фото – очень американское, а белое – очень европейское. Черное – более зловещее, а белое даже отдает невинностью. Хотя на самом деле, как по мне, белое – гораздо более печальное. Оно чем-то напоминает Пьеро. Ну, знаете, американское против европейского. И за все время моей работы над этим, никто даже не упомянул про блэкфейс и его важность, про актуальность его эксплуатации для исполнителя, или художника. Микки Маус знаменит именно этой шляпой. Многие люди опасались, что будет иск от Диснея, но эти уши даже не попали полностью в кадр. Шляпа, в которую я одет, очень похожа на Микки, но в отличие от него – она ассиметрична, потому что у меня реальные проблемы с симметрией. Я люблю, чтобы вещи были разными с разных сторон, как мой мозг. Если же смотреть с другой стороны, то белое фото – это как ребенок.
Все что я могу сказать: я рад тому, что из этого получилась целая коллекция фотографий, которые представляют меня настолько хорошо, насколько это возможно. Я думаю это всего лишь начало, всего того что мы с Готфридом можем сделать вместе. Кроме того, мне кажется, что эти фото были наиболее понятыми и признанными в обществе благодаря своему великолепному качеству и огромному политическому влиянию.
Как я уже говорил, люди могут трактовать это как угодно. Они воспринимают это настолько серьезно, насколько это вообще может быть серьезно воспринято в Европе, в частности в Париже и в Японии, где люди читали мои отзывы про США. Они смотрят на меня как на Микки Мауса, которого считают символом Америки. Вы прячете лица за блэкфейсом, и это прекрасно иллюстрирует все ваши франшизы, загребание денег, и рабский «креатив» для бизнеса развлечений, в которых уже практически не осталось ничего человеческого. Вы как животные, стремитесь достичь заоблачных вершин подиума – комическая форма фашизма. Мне кажется, это звучит очень по-американски. Звучит, как Хэппи Мил. Впрочем, я не утверждаю, что это единственно верная точка зрения.

Интервью с Мэрилином Мэнсоном для Inrock
Эви Салливан, июль 2004 Топси и Ева. Музыкальная комедия-водевиль по мотивам «Хижины Дяди Тома». Отличие от самого романа заключается в том, что основное внимание в комедии сконцентрировано не на самом дяде Томе, на истории двух девочек Топси и Евы, которых сыграли сестры Дункан.

Очень немногие (если таковые вообще имеются) из тех тысяч людей, стремившихся поставить «Хижину Дяди Тома» на сцене, заботились о том, что бы донести до зрителя идеи Стоу. Когда сестры Дункан осознали, что можно использовать роман в целях продвижения собственной карьеры, они, безусловно, не задумывались ни об ужасах рабства, ни о христианской морали. Читая истории о том, как сестры «превратились» в Топси и Еву, нельзя упускать из виду тот факт, что все они появились как реакция на интервью в прессе. Наиболее широко распространенная версия была напечатана в «American Magazine» в 1925 году. Дункан на то время были уже признанными звездами водевиля. «Чуть больше чем два года назад» – говорила корреспонденту Розетта – «к нам пришел человек, чтобы обсудить возможность нашей роли в кино». Далее следует обсуждение нескольких выдвинутых, а затем отклоненных идей, «и наконец, он сказал… «Я думаю, мы сделаем вам «блэкфейс»».

UTC & Slavery Мэрилин мэнсон о своем макияже Мэрилин мэнсон о своем макияже Мэрилин мэнсон о своем макияже Мэрилин мэнсон о своем макияже Мэрилин мэнсон о своем макияже Мэрилин мэнсон о своем макияже Мэрилин мэнсон о своем макияже Мэрилин мэнсон о своем макияже

Изучаем далее:



Идеи маникюра с вишенкой

Фаркоп для форд фокус 2 своими руками

Поздравление связанное с цветами

Как сделать яркие глаза фотошопе cs5

Электропроводка на зил 130 схема подключения